медицинский каталог




Кожные и венерические болезни. Руководство для врачей. Том 1

Автор Ю.К.Скрипкин (ред.)

асимпатомиметические вещества (ацетилхолин, пилокарпин и др.) усиливают выделение пота, а атропин, блокируя этот механизм, тормозит потовыделение.

Основными зонами, в которых активность потовых желез регулируется главным образом температурным фактором, являются кожа туловища, тыльная поверхность кистей, разгибательная поверхность предплечий и плеч, шея, лоб, носогубные складки.

Состав пота может отличаться не только в зависимости от причин, вызывающих его повышенное выделение (физическая работа или высокая температура), но и в зависимости от топографии потовых желез. Пот со лба содержит в 6—7 раз больше железа, чем пот с кожи рук или ног. Состав пота ладоней варьирует в зависимости от возраста и пола больного. Содержание хлоридов — от скорости потоотделения, интенсивности метаболизма, температуры кожи, а также от возраста больного [Нобл У. К., 1986].

В поте в следовых количествах содержатся многие неорганические — бром, хром, кадмий, молибден, рубидий, селен, мышьяк, самарий, вольфрам [Molin L., Wester Р. О., 1974] и органические вещества, причем содержание серина, орнитина, цитруллина и ас-парагиновой кислоты в 10 раз превышает их уровень в сыворотке [Gitlitz P. Н. et al., 1974].

Выделение пота носит циклический характер [Beaumont W,,

Bullard R. W., 1963; Beaumont W., 1969], но длительность периодов колеблется от долей секунды до многих часов. Обнаружены быстрые (47—83 мс) пульсации при выделении пота эккриновой железой, связанные, по мнению авторов, с сокращением миоэпите-лиальных клеток [Nicolaidis S., SivadijanJ., 1972]. Более медленные, периодичностью 3—9 с, выявили Т. Nakayama, К. Takagi (1959).

G. Е. Nilsson (1977) зарегистрировал период потоотделения в 0,74 с, что коррелирует с близкими по значению ритмами импульсов вазомоторных нервов. Таким образом, имеется достаточно фактов, указывающих на существование контроля со стороны симпатической нервной системы за процессом потоотделения, что обеспечивает дискретность выделения отдельных порций пота. Наложение кратких периодов выделения пота приводит к удлинению времени их существования.

Терморегуляция может осуществляться также с помощью изменения кровотока в коже. Выделяют 3 функционально различные области [Hensel Н. et al., 1973]: акральные области (кисти, пальцы, ушные раковины, нос); туловище и проксимальные части конечностей; лицо и череп.

Кровоснабжение акральных зон контролируется норадренерги-ческими симпатическими нервами: снижение симпатического тонуса вызывает расширение кровеносных сосудов и повышает теплоотдачу путем конвекции. Симпатическая активность регулирует диаметр артериовенозных анастомозов в дистальных частях конеч-ностеу, что также сказывается на теплоотдаче.

Температура кожного покрова зависит также от состояния внутренних органов, так как нервные связи между ними и кожей реализуются в виде висцерокожных рефлексов, протекающих по типу аксон-рефлексов, сегментарных рефлексов или проекционных рефлексов. Импульсы из внутренних органов идут по афферентным путям в передние и боковые рога спинного мозга, а оттуда через пре- и постганглионарные симпатические волокна на поверхность. При патологических состояниях внутренних органов могут возникать стойко существующие кожные зоны с измененной температурой, трофикой, чувствительностью.

Общие и местные механизмы терморегуляции оказывают влияние на характер теплоизлучения кожи.

Исследование распределения кожной температуры для выявления ее асимметрии важно для функциональной диагностики патологических состояний кожного покрова и внутренних органов. Этим целям служит метод термографии, основанный на регистрации инфракрасного излучения человеческого тела, воспринимаемого через оптическую систему приемников излучения и преобразуемого в нем в электрические сигналы. Различные патологические состояния характеризуются термоасимметрией и наличием температурного градиента между зоной повышенного или пониженного излучения и симметричным участком тела, что отражается на термографической картине и имеет диагностическое и прогностическое значение.

Неповрежденная кожа выполняет в организме барьерные функции, направленные на поддержание постоянства биохимического состава и гомеостаза в целом. Однако кожа не является абсолютно непроницаемой границей между внутренней и наружной средой.

Говоря о проницаемости кожи, следует иметь в виду, что под этим собирательным термином понимают совокупность различных по своим механизмам процессов. Проницаемость (из внешней среды в кожу и наоборот) может быть различной для водо- или жирорастворимых веществ, для соединений с малой или большой молекулярной массой, что во многом ускоряет или замедляет этот процесс. Кроме того, локализация участка кожи, степень его гидратации, толщина рогового слоя, наличие или отсутствие ли-пидной смазки и ее качественный состав вносят значительные коррективы в скорость проникновения веществ через кожу. Эти особенности важны с практической точки зрения, так как от них во многом может зависеть степень резистентности кожи к разнообразным химическим веществам, контакт с которыми в производственных или бытовых условиях постоянно расширяется.

Трансдермальный путь введения лекарств может иметь преимущества перед их введением через рот или парентерально, так как не зависит от рН содержимого желудка, времени последнего приема пищи, возможностей метаболической инактивации. Дозированное постоянное поступление лекарства через кожу исключает большие перепады концентрации, неизбежные при парентеральном пути его введения [Shaw J. Е., Chandrasekarn S. К., 1979].

Путь введения лекарственных веществ через кожу обладает важным достоинством — доставкой их непосредственно к больному органу. Большинство вводимых парентерально или через желудочно-кишечный тракт лекарств не являются дерматотропными и не обладают способностью накапливаться в достаточно высоких концентрациях в коже. Попытки повышения терапевтических концентраций в коже путем увеличения вводимых парентерально доз ведет к появлению побочных эффектов. Местное применение лекарственных веществ, напротив, лишено многих из перечисленных недостатков.

При нанесении препаратов на кожу можно ставить различные задачи: сохранить вещество без проникновения внутрь (репелленты от насекомых), ввести в роговой слой (фотозащитные средства), ввести их в эпидермис, дерму, волосяные фолликулы, сальные железы или, не задерживая вещество в коже, ввести его в организм для оказания системного действия [Stuttgen G. et al., 1986].

Кожа представляет собой комплексную систему расположенных друг за другом слоев с различными структурными, функциональными и физико-химическими свойствами. В роговом слое, кроме того, имеются полярные и неполярные слои. Любое вещество, прежде чем проникнуть через эти барьеры, должно вступить в контакт с водно-липидной пленкой и отслаивающимися роговыми клетками.

Для проникновения в кожу имеются два альтернативных пути: через тонкий, но относительно непроницаемый роговой слой (так называемый трансдермальный путь) или проникновение через волосяные фолликулы, включая сальные железы, и (или) эккринные потовые железы («шунт»).

Многие химические вещества, проникшие в роговой слой, остаются в нем длительное время. Образуется «структура запаса рогового слоя» [Vickers С. F. Н., 1972]. В таком депо после однократной аппликации лекарственных веществ с радиоактивной меткой пенициллин может существовать приблизительно 3 сут, гекса-хлорофен — 8 сут, ацетилсалициловая кислота — 2 нед, корти-зол — 3 нед, флюорированные кортикостероиды — 4 нед. При этом 50 % проникшего в кожу пенициллина обнаруживались на 2-е сутки, гексахлорофена — на 4-е, ацетилсалициловой кислоты — на 6-е, кортизола — на 9-е и флюорированных кортикосте-роидов — на 12-е сутки [Vickers С. F. Н., 1972].

Введение с помощью перкутанного ионофореза преднизолона здоровым мужчинам и женщинам способствовало образованию депо преднизолона в. роговом слое. Препарат, меченный радиоактивным изотопом, обнаруживался даже через 2 нед после локального ионофореза, в то время как при приеме внутрь — только в течение 24 ч [James М. P. et al., 1986].

Следует отметить, что через кожу диффундирует незначительная часть нанесенных антибиотиков. Опыты на изолированных участках кожи человека показали, что через нее проникает 1,52 % пенициллина, 0,34 % тетрациклина и совсем незначительное количество ампициллина [Knight A. G. et al., 1969]. Отмечена зависимость между концентрацией нанесенного антибиотика и его количеством, проникшим через кожу. Так, при нанесении на кожу кроликов пенициллина (25 ООО ЕД в 1 мл изотонического раствора хлорида натрия) через кожу проникало 0,26 % нанесенной дозы, при увеличении концентрации до 50 000ЕД проникало 0,42%, а при концентрации 100 000 ЕД — 2,44% от нанесенной дозы [Колпаков Ф. И., 1973].

При диффузии через роговой слой, который для всех веществ является труднопреодолимым барьером, различают внутриклеточный и межклеточный пути. Межклеточные пространства в гидра-тированном состоянии занимают приблизительно 1 % объема рогового слоя. Проникновение вещества через клетки требует преодоления сопротивления системы мембранных барьеров, расположенных один за другим, что математически может быть представлено как сумма сопротивлений отдельных барьеров.

Через выводные протоки сальных и потовых желез могут проникать внутрь некоторые химические вещества, обладающие малыми размерами молекул. На долю волосяных фолликулов и выводных протоков потовых желез приходится менее 1 % поверхности кожи, а проникает через них 0,01—0,1 % веществ, проходящих через роговой слой [Schaefer Н. et al., 1982].

Морфологические изменения рогового слоя ведут к изменению

3—936

65

скорости проницаемости кожи для химических веществ. Этот принцип используется в так называемых химических ускорителях проницаемости, служащих для увеличения потока определенных веществ через кожный покров. Так, например, использование салициловой кислоты в мазях или растворах ведет к снижению связующей способности роговых клеток между собой [Huber С, Christophers Е,, 1977] и как следствие — к повышению проницаемости эпидермиса.

Диметилсульфоксид (ДМСО, димексид) и подобные вещества, такие как диметилацетамид и диметилформамид, ускоряют проникновение низко молекулярных веществ [Kligman А. М., 1965]. ДМСО гигроскопичен, смешивается во всех соотношениях с водой и спиртом, с успехом используется как проводник многих лекарств, например наряду с вазоактивными препаратами при лечении системной склеродермии [Балабанова Р. М. и др., 1982].

О непрекращающихся поисках более эффективных средств усиления всасывания свидетельствует появление новых перспективных препаратов, повышающих скорость проникновения лекарственных веществ в 10—100 раз. Так, азон увеличивает проницаемость кожи для кортикостероидов, антимикотических, противовирусных и цитостатических средств [Stiittgen G. et al., 1986].

Проницаемость кожи значительно изменяется при развитии дерматозов. Вещества, которые мало или совсем не проникали через роговой слой интактной кожи, при его изменении в результате болезни начинают свободнее преодолевать этот барьер [Stiittgen G., 1981]. Отмечено, что при псориазе проникновение стероидов в кожу повышено, несмотря на утолщение рогового слоя; поражение рогового слоя при экземе также сопровождается усиленной проницаемостью кожи. При стихании патологического процесса проницаемость кожи для локальных кортикостероидов снижается. Из этого следует важный в практическом отношении вывод об использовании в стадии регрессирования процесса более концентрированных препаратов [Schalla W. et al., 1980].

Липиды играют важную роль в защите кожи. Локальное уменьшение количества липидов в результате обработки кожи каким-либо органическим растворителем (ацетоном, хлороформом, диме-тилсульфоксидом и пр.) существенно повышает ее проницаемость.

Контакт с водой, кроме возможного удаления части лип ид ной смазки, изменяет барьерные функции кожи в результате ее гидратации, что ведет к увеличению ее проницаемости, например для гексахлорциклогексана (линдана) [Lange М. et al., 1981]. Гидратация кожи для повышения накопления в ней лекарственного вещества послужила основой для способа применения фотосенсибилизатора 8-метоксипсоралена не в таблетках, а в виде раствора для ванны в концентрации 0,003 %, которой оказалось достаточно для проведения фотохимиотерапии [Borne W., 1981].

На проницаемость кожи влияет еще множество факторов, например локализация (в подошве проницаемость в 10 раз меньше, чем в предплечье, а в мошонке — в 40 раз больше), возраст больного (у детей грудного и раннего возраста кожа отличается повышенной проницаемостью), влажность кожи (увеличивает проницаемость кожи в 10—100 раз), химический состав вещества и др.

Известно, что жиры и растворенные в них вещества лучше проникают через кожу. В связи с этим большое практическое значение приобретает наблюдение Ф. И. Колпакова (1973) об усилении проникновения хрома в кожу, предварительно обработанную различными защитными мазями, кремами и пастами (вазелином, ланолином, силиконовым кремом, парафиновой мазью, мазью Се-лисского, вазелиновым, касторовым, подсолнечным маслами, рыбьим жиром).

Зуд кожи во многих случаях является отражением тяжести течения многих дерматозов: нейродермита, экземы, красного плоского лишая, герпетиформного дерматита Дюринга, грибовидного микоза, крапивницы.

Физиология зуда изучена недостаточно. По мнению большинства исследователей, кожный зуд представляет собой не самостоятельное чувство, а видоизмененное ощущение боли. Лишь отдельные авторы связывают зуд с тактильной чувствительностью. Как ощущение зуд кожи является корковым процессом, возникающим при воздействии определенных раздражителей на соответствующий воспринимающий нервный аппарат, состоящий из 3 отделов: периферического, заложенного в коже; центрального, заложенного в высших отделах центральной нервной системы, и проводникового, соединяющего оба эти отдела. В соответствии с этим зуд кожи может возникать под воздействием экзогенных и эндогенных раздражителей на каждый из этих отделов, поэтому различают зуд кожи периферического и центрального происхождения. Кроме того, зуд может быть физиологическим, возникающим в ответ на адекватные раздражения (ползание насекомых, например) и патологическим, возникающим в ответ на неадекватные раздражения [ПавловС. Т., 1959].

В изучении механизмов зуда целесообразно выделить ряд основных направлений: вещества, вызывающие зуд, рецепторы зуда, периферические пути нервной проводимости, центральное представительство и центральная интерпретация ощущений зуда.

Ощущение зуда может быть вызвано введением в кожу многих биологически активных веществ, а также некоторых кислот, алкалоидов и других неспецифических раздражителей.

Одну из главных ролей в возникновении зуда играет гистамин. Длительный латентный период (20—50 с) между его аппликацией на кожу и началом зуда объясняли тем, что гистамин не обладает способностью непосредственно раздражать нервные окончания, ответственные за возникновение зуда, а действу

страница 10
< К СПИСКУ КНИГ > 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91

Скачать книгу "Кожные и венерические болезни. Руководство для врачей. Том 1" (7.42Mb)


[каталог]  [статьи]  [доска объявлений]  [обратная связь]


Химический каталог Rambler's Top100

Copyright © 2009
(19.09.2018)